Архив

Архив раздела ‘Г’

Гигер Хансреди

Гигер Хансреди

Тибет

H.R.GIGER — Художник колоды Таро Бафомета.
Статья о художнике Хансреди Гигере, полотнами которого оформлена лицевая страница Металлического Дракона.
(Из журнала Necronomicon Сентябрь, 2000)
Многим нашим читателям наверняка уже давно интересно, что же это за странные черепушки, которые обрамляют каждую страницу Necronomicon, откуда взялись тошнотворные толстяки и базедовы дети, оккупировавшие раздел новостей в ранних номерах журнала и даже не постеснявшиеся затесаться на обложку декабрьского номера Painkiller, заполнив свободное пространство между Дино Казаресом, железным ящиком и буквами. Наверняка кому-то приходилось неоднократно натыкаться на подобные изображения и в повседневной жизни. Например, изучая обложки дисков различных тяжелых команд, с изображенными на них полузадушенными уродливыми младенцами, кельтскими переплетениями супердлинных генеталий и гротескными улыбками безносых прокаженных. Ну а про культовый фильм «Чужой» знает наверное каждый. Кто же этот сумасшедший художник, чьи больные фантазии породили на свет столько безумных образов?
Хансреди Гигера, как и многих других талантливых, но немного диковатых людей, угораздило родиться под знаком Водолея – 5 февраля 1940 года. Будущий миллионер появился на свет, как и полагается всем новорожденным существам, совершенно неподготовленным к жестоким условиям сурового бытия и ничегошеньки не смыслил в живописи. Поэтому для начала ему пришлось немного походить в местный детский садик. Отец будущей знаменитости был врачом. Однажды папаша притащил домой человеческий череп (снятый с одного из стендов в его фармакологической фирме) и показал его обалдевшему от подобного зрелища сыну. Заботливый родитель и не предполагал, во что выльется этот невинный урок анатомии в дальнейшем (а вылилось это сами знаете во что).
В 1947 году маленький Хансреди, как и все остальные семилетние дети, пошел в школу. Как известно дорогому читателю, в западноевропейской системе обучения наворотов еще больше чем в альбоме Watchtower «Control And Resistance», поэтому школу юный Хансреди окончил не в семнадцать лет, как полагалось всем советским детям, а в тринадцать. Зато после он пошел в другую школу – кантональную, после чего поступил в техникум, где два года постигал рабочие специальности.
В 1957 году Гигер поступил в так называемый «Institute Haute Rample» в Лозанне, где ему не особо понравилось учиться, и годом позже, он решил переместиться в Давос – в «Alphina College». Однообразие жизни молодого человека было нарушено получение в 1959 году «Свидетельстве о прохождении базового курса обучения живописи». Уразумев наконец истинный смысл своего существования, Хансреди решил посвятить себя искусству. Начать он решил с черчения, выбрав себе в качестве учителя архитектора Венатиуса Мезена. Мог ли от тогда предположить, что знания, полученные им на уроках Мезена, через пару десятков лет понадобятся ему для постройки собственного замка? Несмотря на обилие учебных заведений, оконченных Гигером к двадцати двум годам, в 1962 году ему пришлось вновь направить свои стопы в школу. На этот раз – в Школу Прикладных Искусств в Цюрихе. Примерно тогда и появилась его первая серьезная работа «Atomkinder» (Атомные Дети). Помимо этого, Гигер создал серию картин под названием «Tachist» и бесчисленное множество работ, выполненных с использованием клеевой краски (при создании подобных произведений искусства клей смешивается с красящим порошком и наносится на бумагу большой кистью и деревянным скребком».
К третьему году обучения в Школе Прикладных Искусств молодой живописец имел в своей коллекции достаточно много интересных и оригинальных работ, из которых он составил свой первый каталог «Ein Fressen Fur Den Psychiater» (Угощение Для Психиатра). Впоследствии Гигер неоднократно говорил о том, какое большое влияние на его творчество оказали труды Зигмунда Фрейда и образы Сальвадора Дали. Закончив обучение в Школе Прикладных Искусств, наш герой устроился на работу дизайнером по интерьерам, которой он посвящал семь часов в день. Ночами Гигер рисовал свои безумные полотна, а спал в транспорте по дорогам на работу. Свою первую выставку он устроил в галерее Бенна в Цюрихе. Это событие хоть и не принесло художнику в один миг целое состояние, однако привлекло к нему внимание писателя Сергея Головина и режиссера Ф.М. Мюрера. Последнему он был обязан небольшой ролью в документальном фильме «Высота», в котором Мюрер запечатлел Гигера за работой над своим очередным шедевром.
1967 год ознаменовался созданием известнейших скульптур Гигера – «Beggar», «Suitcase Baby» и «Live Preserve». Помимо этого художник нарисовал целую серию своих знаменитых «кибернетических пейзажей» с обилием завуалированных половых членов и женских сисек, напичканных пальчиковыми батарейками и разъемами под телевизионные антенны. Большая часть этих неподражаемых ландшафтов попала на популярную выставку «Macht Der Masken» шокировав своей откровенностью даже видавших виды критиков и ценителей искусства.
Спустя некоторое время Гигер решил уволится с утомительной работы и целиком сконцентрироваться на искусстве. Его приятель поэт Дм. М. Сейлер подыскал ему довольно большую комнату для мастерской, где живописец тут же поспешил обустроиться. Не умереть с голоду ему позволяли деньги, заработанные на дизайне декораций для фильма Мюрера «Сделано в Швейцарии». Помимо этого, кое-какой доход стали приносить и картины. Бруно Бискофсберг – владелец одной из самых известных картинных галерей Цюриха, не постеснялся приобрести для своей коллекции целую серию полотен Гигера. Он лично приехал к художнику в его мастерскую и сам выбрал подходящие полотна. Очарованный и немного офигевший от увиденного, Бискофсберг до последних молекул мозга костей проникся творчеством швейцарского живописца и настоятельно рекомендовал сделать фотокопии всех своих картин и выпустить каталог.
Свое первое портфолио Гигер назвал «Biomechanoid 1969″. Сам Бруно Бискофберг занимался его распространением, и нужно заметить, что это дело он затеял не зря. С этого момента популярность швейцарского живописца начала расти как на дрожжах. Одной из первых серьезных работ Гигера по разработке декораций и костюмов стал кинофильм Эдварда Банда и Питера Штейна «Раннее Утро». Напряженная работа и вытекающее из этого постоянное утомление (работал буквально целыми сутками) постепенно начинали подтачивать фундамент и без того неустойчивой психики Гигера. Тридцатилетнего швейцарца начали настойчиво посещать ночные кошмары и приступа безотчетного страха перед замкнутым пространством. Однако, как и полагается каждому предприимчивому человеку, Гигер даже их пытался использовать с пользой для творчества. В частности «Passages» он нарисовал с ума сходя от ужаса перед запертыми окнами. Кстати, почти все свои лучшие картины он нарисовал в подобном состоянии. Что касается безумных снов Гигера, то все они впоследствии были выпущены под обложками «Necronomicon» и «Necronomicon II». Между прочим, судя по иллюстрациям из этих книг, ночные путешествия Х.Р. Гигера в тонкие миры – приключения незавидные.
1976 год стал для художника переломным как в творчестве, так и в личной жизни. Настоящим потрясением для Гигера явилась смерть его невесты – актрисы Ли Тобер. Довольно долгое время он работал над памятником Ли, после чего проделал грандиозную работу по созданию декораций к фильму «Дюна», который, к сожалению, тогда так и не появился на свет, в виду финансовых затруднений. Однако для следующего суперпроекта с участием Гигера – «Чужой» – подобные проблемы явно были чужды.
Известный голливудский режиссер Ридли Скотт с самого начала планировал пригласить швейцарского художника для создания образа «чужого». Нужно сказать, что в таланте Гигера Скотт не разочаровался. Образ кровопийцы-инопланетянина был создан всего за четыре часа, однако шести набросков хватило на целых четыре длинных фильма, кассовые сборы от которых принесли компании 20th Century Fox целое состояние. Американская Академия Киноискусства какое-то время даже планировала одарить швейцарского художника Оскаром и, надо сказать, в конце концов не пожадничала. Помимо этого, его работами чрезвычайно заинтересовался известный развратник Бобби Гучионе, который не поскупился и напечатал на 16 листах кучу откровенных картинок Гигера и интервью с художником в популярном подростковом журнале «Penthouse».
Успех «Чужого» привлек к Хансреди Гигеру внимание многочисленных американских воротил кино- и шоу-бизнеса. Его последующими работами стали триллер «Зеркала» (все той же компании 20th Century Fox) и фильм Рона Мура «Грядущее Убийство» (для которого наш герой придумал весьма оригинальный постер). Спустя несколько месяцев на Гигер вышла компания MGM во главе с Брайном Гибсоном, которой были необходимы брутальные рожи зловредных существ для ужастика «Полтергейст 2″. Тогда же он оформил книгу Айзека Азимова «Путь в Гиперпространства» и выпустил вторую часть «Некрономикона», попутно переиздав первую.
Устроенная Гигером огромная выставка своих картин в Токио в феврале 1986 года произвела настоящий фурор (японцы вообще падки на подобные вещи). Презентация новых творений швейцарского художника транслировалась по телеканалам всего мира, а немецкий режиссер Александр Бор даже сподобился снять сорокаминутный фильм под названием «Фантастическая Вселенная Гигера, который, к слову сказать, самому художнику не понравился. Между тем, во время своего визита Гигер успел придумал монстра по имени Гого Дохи для одного из фильмов Акио Зитсусодзи, образовать фэн-клуб имени себя любимого и выпустить на японском языке свои три самые популярные книги: «Necronomicon», «Necronomicon II» и «Giger`s Alien».
Начиная с начала девяностых, художник приступил к созданию собственного музея, вместилищем для которого стал замок, построенный по его проекту в местечке Грюер в его родной Швейцарии. Впоследствии он там и поселился, собрав огромнейшую коллекцию произведений искусства, разбавив творения великих мастеров своими, не менее великими картинами.
На сегодняшний день популярность Хансреди Гигера намного переросла славу Бориса Валеджо и прочих художников-сказочников. Каждый стоящий музей обязательно имеет в своей коллекции хотя бы одну из его картин, а о спросе на шедевры Гигера в металлической среде говорить вообще не проходится. Всем знакома знаменитая обложка пластинки Celtic Frost «To Mega Therion», вызывающая тошноту у каждого верующего человека. И это не предел. Услугами великого живописца пользовались и Dr. Death и Fleshgrind, и еще целая туча металлических команд, включая столичных Necrost. Эпоха качков и клевых спортивных телок закончилась. Настало время Гигера
Алекс Плотников

Г

Может быть полезным: Форум по картам Таро